История полиграфии

Автор:
Опубликовано: 2705 дней назад (23 марта 2012)
Рубрика: Без рубрики
Редактировалось: 15 раз — последний 23 марта 2012
Играет: underworld - king of snake
+2
Голосов: 2
Отрывки из книги А.Ф Малиновского "Обозрение Москвы"

Духовная типография

1. Письменные богослужебные в церквах книги

До благодетельного изобретения типографий книги везде были письменные. В России древнейшие писаны на пергаменте; с XIV века начали писать на хлопчатой бумаге, а потом уже на обыкновенной из трепья льняного. Письмо разделялось на уставное, полууставное и скорописное, гораздо после первых двух появившееся. Сперва употребляли для писания трость, потом перо.


Лучшим украшением для рукописей служила киноварь, которой надписывали заглавия и изображали прописные буквы; иногда является на фигурных заставках ультрамарин с другими красками и золотом; при некоторых письменных книгах есть и картины, хотя неискусные, по образцу среднего византийского стиля нарисованные, но сохраняющие совершенною свежесть колера. Десять картин, помещенных при отысканном недавно в Воскресенском монастыре харатейном сборнике, который составлен 1073 года для великого князя Святослава Ярославича дьяком Иоанном, служит верным образцом тогдашнего рисования, а точный список с послесловия дает понятие о слоге и об употреблении букв того времени. Писцами бывали по большей части благочестивые иноки. Некоторые из них по набожности и по собственному усердию, а иные по долгу занимались сим похвальным упражнением и довели до наших времен книги Священного Писания, богослужебные, летописи и другие памятники истории и словесности отечественной. Книгохранилища: Синодальное Московское, Новгородское Софийское, Императорское публичное, частные: графов Мусина-Пушкина, Румянцева и Толстого и других, по пространству империи в монастырях и частных домах рассеянные, свидетельствуют о трудолюбии наших писцов в древние и средние времена.

2. Изобретение книгопечатания

Тиснению букв предшествовало гравирование слов на дереве. Гравировщики, вырезывая изображения святых на дереве и означая буквами имена их, первые показали способ к открытию важного искусства отпечатывать слова. В сем виде дошедший до нас образ св. Христофора, 1423 года вырезанный, почитается древнейшим памятником резного художества. Первый художник, которого имя сохранила история, занимавшийся вырезыванием таких изображений на дереве, был Иоанн Гутенберг, майнцский уроженец, одаренный умом изобретательным и постоянный в упражнениях. Он в 1439 году снарядил в Страсбурге печатный стан со всем прибором, но первые усилия его не имели желанных успехов, что понудило его переселиться в Майнц и 1450 года вступить там в товарищество с Иоанном Фаустом. Латинская псалтирь была первая книга, напечатанная 1457 года в сей типографии Фаустом и Петром Шефером.

3. Появление первых печатных книг на славянском языке

Чрез 33 года после первой в Европе отпечатанной книги появились Часослов и Октоих 1491 года, славянскими буквами в Кракове тиснутые. К одному времени, судя по тому же шрифту букв, могут относиться и две Триоди: постная и цветная. Типографщик именует себя краковским мещанином Швайполтом, или Святополком, Феолом из немец, немецкого рода Франк. В одно время с Краковскою славянскою типографией появляются и другие в Эрцеговине, в Цетине, Зете, или Зенте, при реке того же имени. Там иеромонах Макарий в 1493 году напечатал Октоих, в 1495-м Псалтирь с расследованием, а в 1512 году Евангелие. Сии памятники принадлежат к славянским, сербского наречия. Вскоре после того заводятся типографии и в других местах.

Ученый доктор медицины, уроженец полоцкий Франциск Скорина, или Скоринин сын, как он сам себя именует, печатал с 1517 по 1519 год в Праге свой перевод библейских книг на том наречии, которое в его время было разговорным в краях польских. Он же в Вильне издал в 1525 году Апостол и, вероятно, там же и в одно время напечатал Канонник и Псалтирь на древнем языке славянском.

В 1519 году тиснут в Венеции Служебник„заключающий в себе литургию, а в 1527-м Катехизис.

В Сербии отпечатаны следующие книги:
1538. Сборник, изданный иеродьяконом Моисеем;
1545. Псалтирь с расследованием;
1547. Молитвослов;
1552. Евангелие;
1554. Служебник, изданный иеромонахом Макарием.
В том же году вышел из печати в Тубингене Новый Завет кирилловскими буквами на кроатском языке, а потом много других книг отпечатано в разных городах иностранных.

4. Неисправность, оказавшаяся от переписчиков  в церковных российских книгах

Между тем в России отправляли богослужение по книгам письменным, которые в то время так искажены были переписчиками, что из множества собранных для поверки с исправнейшими оказалось очень мало годных. Царь Иоанн Васильевич на соборе, бывшем 1551 года в Москве для искоренения злоупотреблений, вкравшихся в церковные обряды, предложил духовным властям следующий укорительный вопрос: «Божественные книги писцы пишут с неправленых переводов, а написав, не правят же, опись к описи прибывает, а недописи и точки непрямые ставят; и по тем книгам в церквах Божьих чтут и поют, и учатся, и пишут с них, что о сем небрежении и о великом нашем нерадении от бога будет нам по божественным правилам?» Собор духовный, сознаваясь в сем опущении, определил: «Протопопам и старейшим избранным священникам со всеми священниками каждого города, во всех церквах осмотреть святые евангелия, апостолы, псалтири и прочие священные книги, церковью приемлемые, где найдутся неправленые и с описками, те все с добрых переводов исправлять соборне. Писцам же, которые по городам промышляют перепискою книг, подтверждено было, чтоб они списывали с правильных переводов, написав, «поверяли», а неисправленных отнюдь бы не продавали. А кто из них продаст неисправленную книгу, у тех, по обличении продавца и покупщика, дозволялось такие книги отбирать безденежно и, исправив, раздавать в скудные церкви».

5. Заведение в Москве Духовной типографии

Сии меры при укоренившихся злоупотреблениях были слабы и не могли произвесть желанного действия; а потому царь с одобрения митрополита Макария решился завести первую в Москве и во всей Великороссии типографию. Русские и прежде имели уже понятие о сем искусстве. Послы великого князя Иоанна Ш Траханиот и Еропкин, отправленные в 1491 году к императору Максимилиану, находясь несколько времени в Любеке, приняли в государеву службу тамошнего книгопечатника Варфоломея, для перевода немецких бумаг.

Царь Иоанн IV с 1547 года приискивал в Германии художников для книжного дела. Датский король Христиан III прислал к нему в 1552 году типографщика и переплетчика Иоганна, прозванного по переплетному искусству Богбиндером. Вероятно, сей художник, известный у нас под именем датчанина Ганса, был образователем наших собственных: московского уроженца Иоанна Федорова, соборного дьякона от Николы Гостунского, и Мстиславца Петра Тимофеева. Вероятность сию подкрепляет неизвестный сочинитель «Сказания известна о воображении книг печатного дела» следующими словами: «Глаголют же неции о них (о первых наших типографщиках) яко о самих фряз, то учение прияста; повествуется же о некиих, яко прежде их (Федорова и Тимофеева) неции, или будет, и они сами малыми некими и неискусными начертании печатываху книги».

Начало к заведению в Москве типографии положено царем Иоанном Васильевичем 1553 года. Первое построение книгопечатного дома было не на том месте, где теперь находится, а на Варварской улице в связи тогдашних строений между Юшковым и Ипатьевским переулками, как у Олеария на плане Москвы значится. Царь ничего не щадил для поощрения художников; но первая священная книга «Деяния Апостольска и послания соборная и святого Апостола Павла послания» появилась не прежде 1 марта месяца 1564 года. Несмотря на неопытность первых наших типографщиков, Апостол отпечатан чистыми, немного продолговатыми буквами, в малый лист, на плотной голландской бумаге с фигурными заставками и заглавные буквы отличены киноварью; но правописание, подобно рукописям, весьма неисправно, а особливо в надстрочных знаках; кроме заглавий, нет нигде больших букв; набор по большой части без отделения предлогов и союзов; расстановка между главами отмечена только на поле счетом. Из препинательных знаков употреблена лишь точка с запятою и часто не у места. В конце строк нигде не поставлено знака переносного, нет и предречий к начинающимся страницам, счет листов назначен под нижними углами каждой страницы с правой стороны. Всех листов без предисловий и послесловия содержится 259. В начале приложено гравированное на дереве изображение евангелиста Луки. Книга сия, составляя драгоценность для охотников, делалась редкостью, почему и прилагается то любопытное к ней послесловие, которое объясняет историю заведения Московской типографии.

6. Гонение на первых типографщиков московских и труды их в продолжении странствия в землях чужих

Едва появилась первая книга, как начались толки. Суеверы, изумленные новостью, а невежды-грамотеи, промышлявшие списыванием книг церковных, от зависти и своекорыстия, восстали против важного предприятия, внушенного просвещенною христианскою ревностью. Оклеветанные разными ересями, дьякон Федоров и мстиславец Тимофеев оставили Москву. Что после этого происходило в устроенной ими типографии около тринадцати лет, мы достоверно не знаем. Между тем наши типографщики, по словам одного из них, изгнанные из земли отечественной и от рода своего, блуждали по странам, дотоле им незнаемым, не имея ниоткуда помощи. Счастливый случай привел их под покров короля польского Сигизмунда Августа. Один из знатнейших литовских вельмож, гетман Григорий Александрович Ходкевич испросил позволения у короля принять их к себе в дом.

Ходкевич славился благочестием и просвещением. Будучи греческого вероисповедания, он основал в 1567 году в своем местечке Заблудове храм Успения Богоматери, впоследствии в монастырь обращенный, и, вероятно, при нем устроил типографию с помощью наших изгнанников. Успокаивая и утешая Федорова, благодетельный Ходкевич дал ему во владение деревню (весьма немалу), но типографщик искал трудов, а не успокоения. В 1569 году появилась первая книга, изданная Федоровым и Тимофеевым в Заблудове, — Евангелие учительное, или толковое; вероятно, что она была и не последняя, но о прочих мы не знаем. Между тем гетман Ходкевич, изнуренный старостью и недугами, не мог утешаться своим заведением и, не озабочиваясь поощрением книгопечатания, уговаривал художника заняться земледелием. Энтузиаст-типографщик, не привыкший к возделыванию полей, сетует на сие при одной своей книге, изъясняясь таким образом: «Не удобно ми бе ралом, ниже семян сеянием время живота моего сокращати; но имам убо вместо рала художество наручных дел с суды вместо же житных семен, духовная семена по вселенной рассеватн, и всем по чину раздавати духовную сию пищу».

Постоянная страсть к любимым трудам принудила Федорова, оставя выгоды спокойной жизни, переселиться от Ходкевича в город Львов. Там, прилагая все старания о заведении вновь типографии, Иоанн Федорович прибегнул к помощи русских и греков, в городе живущих, но долго тщетны были его старания: богачи, имевшие все способы, не хотели войти в сие дело, а бедные, имея усердие, не имели довольно денег помочь ему. Наконец вспоможением последних и прежним небольшим достатком, приобретенным у гетмана Ходкевича, удалось Федорову отпечатать Апостол, первую книгу в Львове, — 1574 года февраля 15-го по прошествии года и десяти дней тиснения. В послесловии к сей книге Иоанн Федоров описал свои гонения и странствия. Сей Апостол, равно и заблудовское толковое Евангелие, напечатаны одним шрифтом с Апостолом, в Москве изданным. Догадываться можно, что художник взял с собой из Москвы пунсоны. Товарищ его уже не участвовал в сем издании. Расставшись с ним, может быть у Ходкевича, Тимофеев жил в Вильне в доме Козьмы и Луки Мамоничей, известных типографщиков, и там издал в 1575 году Евангелие, иждивением Ивана Семеновича Зарецкого и брата его Зиновия. Иоанн Федоров переселился из Львова в волынский город Острог. Поощренный в трудах своих просвещенным князем Константином, он издал Новый Завет в 1580 году, а в следующем — первую Библию на языке славянском. Неизвестные причины заставили странствующего типографщика вскоре удалиться из Острога. Последние дни свои он провел во Львове и там в декабре 1583 года окончил жизнь свою. В церкви преподобного Онуфрия показывают простой надгробный с надписью камень, над ним положенный.

7. Медленные успехи книгопечатания в Москве

По изгнании Федорова и Тимофеева из заведенной ими в Москве типографии едва ли было что-либо издано в течение тринадцати лет. Хотя папский нунциус Поссевин и уверяет, что при нем особенная типография находилась у царя в Александровской слободе, а посол английский Флетчер повествует, что ночью подожгли ее суеверы. Но не прежде 1577 года напечатана в Москве Псалтирь, а с 1590 по 1592 год вышли две Триоди, постная и цветная. Из послесловия сих книг явствует, что типографщиком был тогда Андроник Тимофеев, по прозванию Невежа. Им же отпечатаны в 1597 году и в 1600 году Апостол и Минея общая. В Смутные времена с разорением Москвы пострадал и московский типографский дом; однако несправедливо, как пишет г. Шлецер, будто бы совсем истреблен был; ибо нам известен Апостол, изданный в 1606 году типографщиком Невежею, по повелению Лжедимитрия. Книга сия начата печатанием прежде вторжения в Москву самозванца; но в том же, 1606 году, при царе Василии Иоанновиче Шуйском, появилось Евангелие, отпечатанное в царских палатах, где тогда помещалась типография, управляемая Онисимом Михайловым Радищевским Волынцем. В предисловии к общей Минее, изданной 1609 года при сем же царе, сказано: «Василий Иоаннович повеле в Москве сделати новую штанбу, еже есть печатных книг дело, и дом новый устроити превеликий повеле, в нем же божественного писания печатным тиснением совершаться». Но бедствия, постигшие царя Василия, не допустили привесть в исполнение сего предприятия.

8. Построение царем Михаилом феодоровичем Печатного двора на Никольской улице и успехи книгопечатания

По воцарении Михаила Феодоровича и по возведении на патриарший престол родителя его Филарета Московская типография издала много книг богослужебных, которыми сей набожный первосвященник тщательно снабжал опустошенные во время смятений храмы Божьи. Тогдашний недостаток в писцах преодолел прежние предрассудки в народе, и самые упорные противники нововводств убедились, сколь полезно и благотворительно книгопечатание. При царе Михаиле в 1645 году на Никольской улице построены палаты для тиснения церковных книг с огромными воротами. По изображению на них двух единорогов многие ошибочно полагали, что тут был двор английских купцов и приезжавших в Москву великобританских послов, чему в доказательство приводят расписанные комнаты, в которых будто они живали; но известно уже, что двор, тогдашней Английской компании принадлежавший, находился на Варварке. Послы же и посланники всегда останавливались во дворе посольском на Ильинке. На воротах типографских при царе Михаиле сделаны были солнечные часы, служившие поверкою для боевых городских часов.При царе Алексее Михайловиче Духовная типография напечатала весь церковный круг и несколько гражданских книг славянскими буквами. В царствование его книгопечатание доведено было до такого совершенства в чистоте и красивом расположении букв, что иностранцы сравнивали московское тиснение с лучшими в Европе. После приложенного к первому московскому Апостолу изображения и фигурных заставок, резанных на дереве, встречаются в книгах XVII века отличные свинцовые оттиски, а потом уже гравированные на меди.

9. Погодные записки, до Духовной типографии касающиеся

Исправлявший церковные книги, Никон патриарх завел две типографии: одну в Хутынском новгородском монастыре, а другую в Иверском на Валдаях. Первая из них недолго существовала. Последняя ж составилась из находившейся обители Кутеинской. Никон по случаю происходившей в Литве войны вызвал оттуда рассеянную страха ради братию и дал средство перевесть в Иверской монастырь книжную печатню со всяким снарядом и в 1655 году переселить к себе печатных тамошних мастеров.

При патриархах Духовная в Москве типография находилась под управлением их. С 1671 года начали там печатать жалованные за службу грамоты, на отчины боярам, окольничим, думным дворянам и думным дьякам выдавались оные с заставицей (верхним украшением) и начальной буквой киноварными; на грамотах же ближних людей одна только первая буква отличалась красною, а стольникам, стряпчим, дворянам московским и жильцам выдавались оные с заставицами и буквами черными. При сем учредился особый сбор в пользу типографии, за каждую четверть жалованной царем земляной дачи по две деньги. В 1683 году типография имела уже капитала до 28 000 рублей и содержалась, не заимствуя ниоткуда на свои потребности денег.

Духовная книгопечатня имела разные названия: при учредителе ее царе Иоанне IV именовалась она Домом, иде же печатное дело строилось, при царе Михаиле Двором книг печатного тиснения; в 1639 году переименована Книжным печатным двором, а при царях Иоанне и Петре начали называть Книжным печатным приказом. 1700 года правитель типографии был монах Карион Истомин. 1701 года генваря 31-ro государь Петр I, упразднив верховную власть первосвященника, повелел принадлежащим дому Патриаршему монастырям и отчинам монастырским быть в ведении монастырского приказа, которым управлял боярин Иван Алексеевич Мусин-Пушкин, а посему марта 11-го и Печатный двор подчинен был тому ж начальству. В сем же году заведены в типографии шрифты греческих и латинских букв; сперва напечатан букварь, а потом и лексикон. Для научения составлению чернил и всякому книжному урядству послан был из Москвы тогда ж в Киевскую и Черниговскую типографии знаменщик Михаил Дмитриев.

С 1703 года начали выходить из сей типографии газеты, славянскими буквами печатаемые, под следующим названием: «Ведомости о военных и иных делах, достойных знания и памяти, случившихся в Московском государстве и во иных окрестных странах». Тогда же Петр I выписал из Амстердама трех мастеров для печатания книг гражданскими буквами и для научения тому русских. На заведение особых для того станов пожаловал он из Монастырского приказа шесть тысяч рублей безвозвратно. Из упомянутых трех мастеров известно имя только одного Андрея Сирбала. До сего времени в типографии нашей не употребляли арабских чисел. Арифметика Магницкого появилась первая с сими цифрами в 1703 году; однако ж русские знали их прежде: они видны на рисунках при книге: «Учение и хитрость ратного строя пехотных людей», изданной в Москве 1647 года; рисунки ж к ней гравированы вне России. Первое употребление из гражданских литер сделано в 1705 году.

Государю Петру I поднесен был для опыта отпечатанный в новый год начальный лист газет московских. 1708 года прислан был из Оружейной палаты гравер Петр Пикард с учениками его Иваном Зубовым и Василием Тимофеевым в ведомство Печатного двора, для гравирования издаваемых чертежей и фигур. Они производили сию работу в отведенном им особом доме близ Немецкой слободы. В сем же году вышла из Духовной типографии книга, вся гражданскими буквами напечатанная в 8-ю долю листа под заглавием: «Приклады, како пишутся комплименты, то есть от потентатов к потентатам поздравительные и иные, также между сродников и приятелей» (перевод с немецкого).

Первый календарь в Москве напечатан был 1686 года в лист, церковными буквами; но гражданскими буквами, кроме известного под названием Брюсова календаря, издан 1709 года в 4-ю долю листа, и потом на следующие года постоянно продолжалось издание календарей; название месяцесловов им дано гораздо позже, в 1710-м.


см. КАЛЕНДАРИ ПРОШЕДШИХ ВРЕМЕН

Для издания исторических книг получены из Амстердама гражданские литеры, отлитые по тем образцам, которые самим государем были выправлены.

В 1711 году, по заимствованию из Москвы печатников и разных потребностей, заведена в С.-Петербурге при Синоде типография, в которой сперва напечатан был морской устав и корабельные сигналы, а потом начали там и церковные книги печатать.
1714. Гравер Пикард с учениками взят в Петербург, а при Московской типографии оставлен мастер Зубов.
1716. Протектором типографии был Святейшего Синода советник, Троицкого Сергиева монастыря архимандрит Гавриил Бужинский.
1718. Начали употреблять на печатание указов, подорожных и газет бумагу, делаемую в С.-Петербурге на Дудоровских мельницах, но церковные книги долго и после того печатались на иностранной бумаге.
1721. Повелено быть Духовной типографии под главным управлением Святейшего Синода, и Печатному приказу называться Канцеляриею типографскою.
1723. Определен в типографию гравер Степан Коровин, обучавшийся гравировке в Париже.
1724. Резчиком на дереве для заставок, или виньетов, находился при типографии монах из Знаменского монастыря Макарий. 1725. Из четырнадцати станов убавлено семь, оставлено только четыре для церковных и три для гражданских, число мастеров при каждом также уменьшено было.
1726. За умалением денежных доходов, типографская канцелярия выдавала жалованье директору, секретарю, справщикам, канцелярским служителям, чтецам и мастеровым не деньгами, но книгами с предоставлением права продавать оные.
1727. Повелено быть типографиям в С.-Петербурге при Сенате и Академии, а находившиеся там при Синоде и Александро-Невском монастыре печатные станы возвращены в Москву.
С 1732 года начали выдавать жалованье директору, справщику и прочим чинам не книгами, как было за шесть лет пред сим, но деньгами, для пресечения, как сказано в указе, всяких непотребств и траты государственного интереса; ибо книги, выдаваемые им, продавались выше настоящей цены, от чего произошла в народе тягость и убытки. В конце сего года директор типографии Барсов взят был в Тайную розыскных дел канцелярию и отправлен в С.-Петербург. По сему случаю указом Святейшего Синода повелено быть за директора справщику Андрею Иванову под ведением Иоакима, архиепископа ростовского.
С 1737 года жалованье состоящим в статской службе разных мест и сей типографии чиновникам и мастеровым по именному указу отпускалось не деньгами, а сибирскими товарами, но как при случившемся 29 мая, в Троицын день пожаре, от которого сгорело в Москве б0 церквей и большая часть казенных и частных домов, в том числе и многие амбары с сими товарами сделались жертвою пламени, то и сия выдача для всех прекращена.
1761. Куплен находившийся возле типографии графа Шереметева двор с каменными старинными палатами, и заплаченные за оный 15 000 рублей и пошлины указом предписано разложить на вновь выходящие книги, токмо не более десяти процентов.


10. Новейшее построение двух типографских домов


По сломке купленного у графа Шереметева ближайшего к типографии дома императрица Екатерина П повелела на том месте вдоль по Никольской улице выстроить большое в два этажа здание новейшей архитектуры с четырьмя в средине тосканскими полуколоннами, поддерживающими аттик с небольшим над ним куполом. Между колонн помещены большие ворота с аркою, в коей на треугольнике изображено всевидящее око в сиянии. На каждой стороне сего продолговатого здания поставлено по две тосканские пилястры с небольшими фронтонами. Когда ж главный по улице корпус, построенный при царе Михаиле Феодоровиче для Духовной типографии, пришел в ветхость, то государь император Александр Павлович в 1811 году приказал построить его вновь. Теперь мы видим на том месте воздвигнутое здание готической архитектуры новейшего вкуса с порталом о четырех полуколоннах, испещренных лепною работою с капителями коринфического ордена и с пирамидами над карнизом. Во фронтоне изображен орел, а над готическою аркою, составляющею ворота, помещен по-прежнему лев с единорогом, держащие вензелевое имя царствующего созидателя. По сторонам арки, между окон верхнего и нижнего этажей, находятся двое солнечных часов, а над ними две надписи. На одной повторено прежнее изваяние о построении типографского дома царем Михаилом Феодоровичем, а другая означает новую постройку оного в 1814 году.

11. Нынешний штат Духовной типографии

По Штату, в 26-й день января 1822 года высочайше утвержденному, управление Московской синодальной Духовной типографии вверено директору и товарищу его. При них находятся секретарь, бухгалтер, эконом, инспектор, для письменных дел канцелярских служителей 18, для содержания караула и посылок 26 инвалидов, при одном унтер-офицере, корректоров 8, чтецов 8, фактор 1, помощник его 1. При двадцати станах церковной и при двенадцати станах гражданской печати наборщиков 32, тередорщиков 52, подъемщиков 16, учеников при наборе 30. При отливке литер: мастеров 6, подмастерьев 6 и учеников 6. При разных художествах и мастерствах, относящихся к книгопечатанию: при рисовальном, граверном, пунсонном, столярном и слесарном — мастеров 7, подмастерьев 6, учеников 7. Жалованье чиновникам, служителям и все расходы производятся из суммы, за продажу печатаемых церковных книг выручаемой.

Вольная типография

Заводить всем частным людям вольные типографии дозволила Екатерина II, а Павел I признал за нужное, в предохранение разных неудобств, которые встречаются от Свободного и неограниченного печатания книг, заведенные типографии упразднить. Государь император Александр 1 возобновил прежнее дозволение везде заводить всем типографии и внутренний порядок издания книг в империи учредить на правилах, изображенных в прежде состоявшемся указе 15 генваря1783 года. На Никольской улице в нанимаемому г. Кусовникова флигеле вывеска означает типографию г. Бажуковой, заведенную 1820 года, по производству печатания самую скудную, ибо содержит не более трех станов и довольствуется малыми барышами от тиснения свадебных, похоронных и визитных билетов, разных афишей и тому подобных мелочей; из вышедших же там книг известен только роман «Новая Атлантида» и театральное представление под заглавием «По усам текло, а в рот не попало».

А.Ф.Малиновский «Обозрение Москвы» 1820 г.




К дополнительному прочтению:


Ccылки на похожие материалы:
- История выпуска календарей на Руси
- Иоганн Гутенберг. Его жизнь и деятельность в связи с историей книгопечатания
- Беспечные "внуки Гутенберга"
Визитка коммуникационного агентства | Про Дарта Вейдера

с р е д и наших к л и е н т о в:

 

Наши услуги: печать любой полиграфии, печать на футболках, продажа бейджев и аксессуаров, контрольные браслеты, пакеты с логотипом, оперативная цифровая печать, тиснение, тампопечать на сувенирах и многое другое. Наш основной сайт www.print-salon.ru